01:16 

Миры Панкеевой: It's Magic!

Альвхильд
Совсем забыла про этот фанфик, сегодня напомнили. Пусть тоже будет здесь.

Название: It's Magic!
Автор: profileАльвхильд
Бета: profileLake62, авторская вычитка
Размер: мини, 2 254 слова
Пейринг/Персонажи: Жанна Трезон (НЖП), ОЖП
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: дочь Камиллы – прирожденный огненный маг. Что с ней стало, когда магия исчезла?



Мадам Маро смотрела играющих во дворе девочек из окна своего кабинета на втором этаже. Воспитанницы школы-пансиона бегали, прыгали через скакалку, шушукались по двое-трое, писали что-то друг другу в обменные дневники, радовались ранней зелени. Эту картину портило только одно — девочка лет семи или восьми, которая уже второй час сидела под деревом в одной и той же позе. К ней никто не подходил, не тревожил, не пытался вовлечь в игру. Это было бесполезно — Жанна Трезон угасала. Мадам Маро поняла это еще в последние дни зимы. В мире, который внезапно лишился магии, ребенок со столь сильным магическим даром обречен. Покойный месье Маро был магом, и его вдова кое-что знала об этом. Андре, слава всем богам, не дожил до вторжения армий Повелителя и конца магии. Что бы он сказал, что бы сделал?
Жанну привезла в пансион ее мать — модно и дорого одетая женщина ослепительной внешности. Не красивая, нет — очень привлекательная. Из ее обмолвки следовало, что она прибыла в Клермон телепортом. Мадам Маро лишь удивилась, что эта женщина хочет отдать свою дочь в ее не слишком популярный пансион. Родители юных девиц хотят, чтобы их дочери обучались домоводству, хорошим манерам и немного играть на клавикордах. В пансионе мадам Маро девочек учили естественным наукам, языкам, плаванью, фехтованию и верховой езде, шить и вязать, а еще основам медицины. Сама Изабель Маро окончила голдианский университет и была убеждена в негодности старой системы. Возвращаясь к Жанне и ее матери — рекомендательного письма из прежнего пансиона у девочки не было. Мать попрощалась с ней и уехала, а худенькая девочка с косичками-мышиными хвостиками осталась.
О семье она не говорила, но директриса и учительницы отмечали, что одежда и все вещи у Жанны были наилучшего качества. Еще и письма приходили каждую неделю — с той почтой, которую доставляют телепортом. Первую неделю все еще гадали насчет семьи и обстоятельств Жанны, а на вторую неделю она нечаянно подожгла портьеру в танцевальном зале. «Случайно», — сказала она, глядя на директрису честными глазами со слишком большой для чистокровного человека радужкой. Мадам Маро сначала вздохнула — не хватало ей еще огненной магички с эльфийской кровью в воспитанницах! — потом улыбнулась и пообещала Жанне, что найдет ей учителя.
Она в тот же день написала письмо старому приятелю мужа и попросила посоветовать наставника для способной девочки. Насколько она знала, вакансия городского мага в Клермоне уже много лет была свободна, так что без дела и доходов маг тут сидеть не будет. Через неделю пришел ответ с рекомендациями, мэр Клермона уже потирал руки в ожидании — и вдруг все кончилось. Резко, в одно мгновенье.
Погасли осветительные шары, амулеты превратились в обычные украшения, храмовые мистики утратили Силу. А маленькая Жанна перестала говорить и день от дня становилась все тише, все прозрачней.
Директриса отвернулась от окна, прошлась по кабинету.
— Надо решаться, — пробормотала она себе под нос. — А то ведь будет поздно.

Оба уцелевших клермонских храма были обвешаны голубыми флагами с белым крылатым конем, чтобы прикрыть пустые постаменты статуй. От христианской церкви, что стояла за ратушей, остались только стены и фундамент — священник отказался впустить пришельцев, а нечисть, которую пришельцы послали на штурм, рассыпалась прахом, едва входила в ограду. Поэтому пришельцы натащили к стенам хвороста и подожгли. Впрочем, в ограду они все равно боялись заходить. Когда карета проезжала мимо закопченного остова, мадам Маро украдкой перекрестилась. У бывшего храма Вечного Воителя карета остановилась. Кучер помог выйти директрисе и ее воспитаннице.
— Не ходили бы вы, мадам, — сказал он вполголоса, оглядываясь на чужеземных солдат с винтовками, которых вокруг храма было гораздо больше, чем местных жителей.
Рожи у пришельцев были самые разбойничьи, а иные — настолько изуродованные с самого рождения, что смотреть страшно.
Мадам Маро взяла Жанну за руку и решительно зашагала ко входу в храм.
Внутри было пусто и гулко, на сером истоптанном полу пылали яркие пятна света, окрашенного уцелевшими стеклами витражей.
— Здесь есть кто-нибудь? — спросила мадам Маро куда-то в глубину зала.
Послышались быстрые шаги, и из бокового притвора вышел, почти выбежал молодой человек в наспех натянутой голубой рясе.
— Добры день! — поздоровался он по-ортански.
Даже без акцента его нельзя было принять за галлантца или ортанца — другой тип лица, слишком загорелая кожа, немного другой разрез глаз.
— Добрый день, монсир, — ответила директриса. — Не могли бы вы помочь нам?
— Радость помогу, ме даме, — ответил служитель.
— Мне нужен маг. Действующий маг. У вас же есть?
Пришелец запустил руку в густые каштановые волосы и потянул их.
— Я есть маг, ме даме, — сказал он. — Чем помогать?
Мадам Маро уложилась в несколько простых фраз. Она помнила, что человек, который плохо говорит на твоем языке, всегда выглядит глупее, чем есть, и делала на это поправку.
Пришелец выслушал ее, сурово сдвинув брови.
— Маг женщина не надо, — тихо сказал он. — Опасно быть.
— Девочка погибнет, если мы не найдем способа ей помочь.
Пришелец скорбно заломил брови и задумался. На девочку с лицом, словно припорошенным серой пылью, он не смотрел.
Мадам Маро поняла, что ее предположения насчет Повелителя оказались верными, и развернулась к выходу. Жанна покорно шла за ней.
Пришелец догнал их и дернул директрису за рукав.
— Здесь оставаться плохо, — сказал он. Оглянулся — в храме было пусто, только они трое стояли напротив пустой ниши, в которой раньше красовалась статуя Вечного Воителя, изваянная, по слухам, с короля-воина Огюстена II. Осколки мрамора до сих пор валялись за постаментом. — Север есть магия — Поморие, Лондра. Езжать туда надо.
— Благодарю вас, — ответила директриса.
— Нет благодарность. Мы, я повинен. Повелитель взял мою сестру. Она была маг. Езжать отсюда.
Он порылся в вырезе мятой голубой рясы и добыл значок на цепочке.
— Есть пропуск. Везти ее родственники, болеть.
— Я что-нибудь придумаю, — сказала мадам Маро, сжимая значок в кулаке. — Спасибо.
За порогом обстановка изменилась. Чужеземные солдаты кучкой стояли возле кареты, переговаривались. Мадам Маро незаметно сунула руку под плащ, нащупала рукоятку новомодного пятизарядного револьвера.
Кучер открыл дверь, подсадил в карету Жанну, и тут рядом с дверцей возник солдат. Этот был довольно благообразен по сравнению с некоторыми своими товарищами, разве что половину лица покрывали мелкие бледные бородавки.
— Приготовьтесь гнать изо всех сил, Жерар, — сказала мадам Маро и потянула из-под плаща револьвер — плавным, не настораживающим противника движением.
Солдат вдруг съежился и отшатнулся.
Мадам Маро оглянулась — позади нее стоял пришелец-маг и смотрел на бородавчатого с нехорошим прищуром.
Бородавчатый залопотал оправдания, но маг поднял руку — и он рухнул, хватаясь за горло и хрипя.
— Наказание. Он не умереть, — сказал маг. — Езжать, пожалуйста.
Вернувшись в пансион, мадам Маро отвела Жанну в дортуар и приказала собираться. Потом вызвала мисс Гласфорд, свою заместительницу.
— Я уезжаю, Анна. Если кто будет спрашивать — поехала к родственникам в Трево.
— Девочка поедет с вами? — спросила мисс Гласфорд, поправляя очки.
— Да. Но об этом никто не должен знать.
— Дилижанс в северном направлении отходит через час.
— Спасибо, Анна.
Жанна с небольшим чемоданчиком уже ждала на заднем крыльце.
— Ты взяла теплые вещи? — спросила ее директриса.
— Да, мадам.
Другая девочка на ее месте плакала бы: «Хочу к маме!» или что-нибудь в этом роде. Жанна молчала.

Дилижанс был заполнен едва наполовину. Все, кто мог удрать от пришельцев, удрали еще в конце зимы, вместе с отступающими из столицы королевскими войсками. Дороги сделались опасны, и ездили теперь только от большой нужды. По счастью, северный тракт считался стратегическим направлением, солдаты Повелителя хоть как-то да охраняли его. Пассажиры приглушенными голосами пересказывали друг другу истории о том, что творилось на других дорогах, про разбойников, шайки дезертиров, обнаглевших диких троллях, бродячих зомби и налеты вампиров. Жанна сидела рядом с мадам Маро и ни на что не реагировала — смотрела сквозь попутчиков. Не отзывалась на попытки заговорить и, кажется, все время пребывала в странной полудреме. На третий день пути, когда кучер решил сделать остановку, из лесу выскочили два тролля и с ревом бросились к карете. Охрана принялась стрелять. Мадам Маро опустила стекло в дверце, достала револьвер и уперла руку поудобнее. В тролля попало уже не меньше пяти пуль, а он все пер, размахивая дубиной. Молясь, чтобы лошади не дернули, мадам Маро прицелилась и выстрелила — раз, другой, третий. Тролль заревел, бросил дубину и схватился за лицо. Между толстыми корявыми пальцами текла черная кровь.
— Гони! — крикнул охранник, перезаряжая винтовку. — Гони!
Карета рванула с места и покатила дальше. Второй тролль не стал ее преследовать.
— Вы нас спасли, мадам, — дрожащим голосом произнес один из попутчиков, похожий на торговца средней руки. — Благодарение Вечному Воителю, вы попали!
Жанна, кажется, даже не пошевелилась. Она сидела, опустив голову, с полузакрытыми глазами, и казалась совсем больной.
В Трево приехали вечером. Здесь еще лежал местами снег, а река, обозначавшая границу с Лондрой, стояла подо льдом. У моста жгли костры солдаты-пришельцы со своими дальнобойными винтовками, улицы были пусты. Мадам Маро закинула за плечи мешок с пожитками — по дороге она постепенно меняла одежду себе и девочке, и теперь они походили больше на местных фермеров, чем на директрису пансиона и ее воспитанницу. Зато одежда была куда удобнее и теплее.
Поначалу мадам Маро рассчитывала остановиться у своего кузена на пару дней, осмотреться и найти подход к каким-нибудь контрабандистам — а их в Трево всегда было достаточно. Но дом кузена оказался пуст и брошен — соседи сказали, что Венсан уехал еще до прихода пришельцев и увез всю семью. Можно было переночевать в промерзшем насквозь доме, можно было пойти искать гостиницу, где почти наверняка они привлекут внимание пришельцев…
Лед, подумала мадам Маро. Пришельцы стерегут мост, потому что могут не знать.
Когда они оставили позади последний дом, уже стемнело. В перелесках и по берегам лежал снег, покрытый зернистой корочкой весеннего наста. Под Жанной слежавшийся снег почти не проседал, а мадам Маро проваливалась по щиколотку. Она устала, но шагала и шагала, вытаскивая ноги из вязкой стылой массы — если не сейчас, то никогда, если не сегодня, то хуже смерти.
Берег в этом месте, как с детства помнила мадам Маро, полого спускался к воде. Под снегом не было заметно перехода. И она не сразу поняла, что они ступают уже по льду — по ненадежному весеннему льду, который в любой миг может раскрыться под ногами в стылую черную воду.
— Жанна, — сказала мадам Маро. — Если я скажу тебе бежать, беги. На тот берег. Тебя лед выдержит. Ты поняла?
Она думала, что Жанна промолчит или отрешенно скажет: «Да, мадам». Но девочка тряхнула головой и сказала:
— Нет. Я не пойду без вас.
Ругать, просить, приказывать — бесполезно, поняла мадам Маро. Значит, остается не провалиться.
Луна светила сквозь тонкую пелену облаков, и все вокруг было тускло-белым или черным. Мадам Маро в который раз позавидовала эльфийским глазам Жанны — та шла, не спотыкаясь. Когда-то давно речка казалась маленькой Изабель небольшой, совсем узкой. Теперь же путь между берегами занял, казалось, целую вечность.
Наконец под ногами заскрипел не прогибающийся опасно лед, а едва прикрытая снегом галька. Мадам Маро остановилась, переводя дыхание, и вдруг краем глаза уловила сзади какое-то движение.
— Там люди, — сказала Жанна. — Только они… как неживые.
Зомби.
Проклятье. Зомби наплевать на границу, граница-то тут условная, и на лондрийской стороне до ближайшего жилья — идти и идти, а тракт пуст. На что она рассчитывала, пускаясь в эту ночную авантюру с ребенком? Пуля зомби не остановит, а найти в этом черном ночном лесу осину… Да она и днем бы не нашла. И все равно мадам Маро взяла револьвер в одну руку, а другую подала Жанне:
— Идем, деточка.
И они пошли.
Мадам Маро чувствовала, что Жанна совсем выбилась из сил, но девочка переставляла ноги, как механическая кукла, только дышала тяжело. А сбавить темп нельзя, темные силуэты и без того неуклонно приближаются. Тропа вдоль берега вывела их на просеку — все, как помнила мадам Маро… нет, маленькая Изабель дю Серрен. Быть может, на выстрелы прибежит лондрийская пограничная стража — должны же они усилить патрули по военному времени? Возле тракта всегда было много пограничной стражи. Но стрелять нельзя — в темноте она не сможет толком прицелиться, а патронов в барабане всего пять, и вряд ли она сможет быстро перезарядить револьвер закоченевшими пальцами.
— Ты не замерзла? — тихо спросила она у Жанны.
Девочка помотала головой.
Ну, будем надеяться, что поморские меховые сапожки, шубка и пуховый платок не дадут ей замерзнуть. Надо было и себе купить такой же, и те варежки, потому что перчатки, даже двойные, даже из лучшей шерсти, уже не греют. Что помогает против зомби? Ну, кроме осины? Что помогает против зомби? Последние слова она пробормотала вслух.
— Огонь, — сказала Жанна. — Огонь помогает.
Развести костер. На это нужно время, нужен сухой хворост. Нет времени, и по такой темени они ничего не найдут, две потомственные горожанки в зимнем лесу…
Жанна споткнулась и упала. Выругавшись про себя словами, которые порядочная женщина, наставница юных девиц, и знать-то не должна, мадам Маро подхватила Жанну на руки. Та вцепилась ей в плечи и обхватила ногами талию — умница, для того, чтобы стрелять, нужна хотя бы одна свободная рука.
По этой дороге явно постоянно ездили, снег в колеях был укатан до твердости. Значит, уже близко деревня, или гостиница у тракта, или что тут еще.
— Они близко, — вдруг сказала Жанна. — Там человек.
— Взять живыми! — донеслось сзади.
Кричали по-галлантски, значит, эти зомби — несчастные галлантцы, погибшие солдаты или… проклятье, что за манера рассуждать на отвлеченные темы…
Мадам Маро поставила Жанну на землю.
— Беги, деточка.
Развернулась и выстрелила. Одна из неуклюжих теней пошатнулась. Не тот. Мадам Маро прищурилась. Вот этот, он как-то ловчее, и держится позади, но на фоне белой полосы дороги его хорошо видно… Две пули — подозрительная тень взмахнула руками и с воплем рухнула.
«Поздно, — подумала мадам Маро. — Приказ он уже отдал».
Она посмотрела на Жанну.
Та стояла и оглядывалась с видом человека, которого внезапно разбудили. Потом вдруг засмеялась.
Мадам Маро не успела испугаться.
Жанна вытянула руки вперед, и с ее ладоней сорвалось яркое пламя.
Когда мадам Маро проморгалась, она увидела пылающую ель на обочине, лужи растаявшего снега и черные горелые силуэты в лужах.
Жанна улыбалась, глядя на огонь. Потом пошатнулась и рухнула в снежную кашу.
Когда их нагнал лондрийский пограничный патруль, мадам Маро шагала, механически переставляя закоченевшие ноги, и прижимала к себе потерявшую сознание девочку. Она считала шаги, сбивалась, начинала считать снова, и не сразу заметила в предрассветных сумерках, что ее окружают всадники.
— Слава богам, — сказала она, разглядев форменные плащи и высокие меховые шапки лондрийской пограничной стражи. — Офицер, эту девочку нужно срочно к целителю. И… у вас тут поблизости есть маг?


@темы: другое, ФБ-15, фанфики

URL
Комментарии
2016-10-26 в 01:43 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
слушай, маг же дал им пропуск? или это только из города?
А вообще очень здорово, мне нравится.

2016-10-26 в 03:25 

Альвхильд
Да, только из города.

URL
     

Альвхейм

главная